Тайные каналы советской внешней разведки

Общество

Помощь румынским друзьям

В 1931 году будущего руководителя разведки призвали в Красную Армию. Сахаровский пошел по политической линии — поступил на вечернее отделение Военно-политической академии имени Н.Г.Толмачева. После армии работал в комсомоле.

В феврале 1939 года, по партийному набору, Сахаровского направили на службу в Ленинградское управление НКВД. Служил в отделе, который занимался вербовкой моряков загранплавания, сам плавал на пассажирском судне в должности помощника капитана по политической части, присматривал за благонадежностью команды.

Тайные каналы советской внешней разведки
Александр Сахаровский.







В войну Сахаровский возглавил разведотдел Ленинградского управления НКВД. В ноябре 1949 года генеральный секретарь ЦК румынской компартии Георге Георгиу-Деж обратился к Сталину с просьбой прислать советников по вопросам госбезопасности. На заседании Политбюро решили удовлетворить просьбу румынских товарищей.

Сталин подписал шифротелеграмму Георгиу-Деж:

«В связи с Вашей просьбой прислать в Румынию работников для оказания помощи в разоблачении агентуры иностранных разведок к Вам будут направлены для этой цели работники МГБ СССР тт. Сахаровский и Патрикеев».

Александра Михайловича командировали в Бухарест советником при органах госбезопасности Румынии. В его характеристике, которая цитируется в «Очерках истории российской внешней разведки», говорится: «При его непосредственном участии румынскими коллегами вскрыт и ликвидирован ряд резидентур американской и английской разведок, а также сионистских и других подпольных организаций, активно действовавших на территории Румынской Народной Республики».

Подпольных организаций в Румынии не было — там шла борьба за власть.

В начале мая 1950 года Сахаровский доложил в Москву об аресте в Румынии шестидесяти шести бывших министров и крупных государственных чиновников. Арестованных поместили в тюрьму для политзаключенных в городе Сигете. Каждый четвертый умер в заключении.

Командировка в Бухарест оказалась короткой. Хозяину страны Георгиу-Деж Сахаровский не понравился. 19 ноября 1952 года его вернули в Москву. Но дома претензий к нему не было. В 1956 году он стал начальником Первого главного управления КГБ при Совете министров.

Сумрачный и неразговорчивый, Александр Михайлович не тратил лишних слов на разговоры, но считался умелым организатором. Его ценили подчиненные и уважали начальники.

При Сахаровском разведка получила задание работать с антиколониальными движениями в Африке, Азии, Латинской Америке. Поскольку эта борьба велась подпольно, то разведке и поручалось поддерживать контакты с лидерами повстанческих движений. Особенно активно действовали в Бельгийском Конго, где помогали первому премьер-министру Патрису Лумумбе, но вместе с ним потерпели поражение в междоусобной борьбе. Лумумба был убит в 1961 году.

Активные мероприятия

В январе 1959 года внутри разведки создали отдел «Д» — активные мероприятия за рубежом; его возглавил Иван Иванович Агаянц. Благодаря завидным природным способностям он выучил несколько иностранных языков — французский, фарси, турецкий, испанский. Работал во Франции. После нападения Германии на Советский Союз поехал в Иран резидентом. После войны — резидент в уже знакомом ему Париже.

В 1962 году отдел преобразовали в службу «А». Агаянц получил звание генерала. Заместителем у него служил Василий Романович Ситников, который потом долгие годы трудился заместителем председателя Всесоюзного агентства по авторским правам.

Агаянца сменил Сергей Александрович Кондрашев, который поочередно работал то на германском направлении, то в службе активных мероприятий. Коллеги за глаза называли его «кронпринцем», считая, что он станет следующим руководителем первого главка. Но Кондрашева перевели в погранвойска, заместителем начальника по разведке. Формально — равнозначная должность, а фактически его убрали с оперативной работы.

Служба «А» превратилась в мощное ведомство влияния на общественное мнение — прежде всего в странах третьего мира, где пропагандистские возможности были шире.

Широко использовались бывшие сотрудники американской разведки, которые, порвав с ЦРУ, изъявляли желание публично выступить против бывших коллег. Самым известным среди них был Филипп Эйджи, который в пятидесятые–шестидесятые годы работал в резидентурах ЦРУ в Латинской Америке.

В 1977 году Филипп Эйджи опубликовал книгу «ЦРУ изнутри: дневник агента». Он, в частности, привел список известных ему сотрудников американской разведки. Один из них, резидент в Греции, был после этого убит. В США приняли закон, предусматривающий уголовное наказание за разглашение имен разведчиков, работающих под прикрытием. Филипп Эйджи выпустил еще несколько книг: «Грязная работа», «Грязная работа-2: ЦРУ в Африке», «Грязная работа-3: ЦРУ в Азии».

Лялин ушел к англичанам

Сахаровский был суровым и требовательным руководителем. Много работал, но не обрел качеств царедворца. Ему не хватало образования, знания языков и заграничной жизни. Он представлял себе только обстановку в социалистических странах. В несоциалистической стране он побывал один-единственный раз: в марте 1970 года приехал в Египет. Грустно сказал сопровождавшему его Вадиму Алексеевичу Кирпиченко, резиденту в Каире:

— Да, поздновато я начал ездить по заграницам!

Став председателем КГБ, Юрий Владимирович Андропов решил, что на столь важном посту ему нужен другой человек. В июле 1971 года Андропов убрал Сахаровского из разведки, воспользовавшись громким провалом его службы: ушел к англичанам сотрудник лондонской резидентуры — майор Олег Адольфович Лялин.

Он рассказал им, что в Москве служил в отделе «В» (разведывательно-диверсионном) Первого главного управления КГБ, а в лондонской резидентуре отвечал за подготовку диверсионной работы в портах и на морских коммуникациях.

Побег Лялина стал для Британии желанным поводом для массовой высылки советских разведчиков. Англичане давно выражали неудовольствие тем, что советских дипломатов в Англии много больше, чем английских в Москве. Подозревали, что настоящих дипломатов среди них немного.

24 сентября 1971 года британцы выслали из страны сто пять советских граждан. Лялин выдал всех, кого знал, и резидентуру пришлось формировать заново. Англичане ввели квоты на советских работников, и направить в Лондон столько же людей, сколько там было, не удалось.

Генерал-майор Виктор Георгиевич Буданов в 1971 году находился в Лондоне в своей первой загранкомандировке. Он рассказывал мне:

— После перехода Лялина на их сторону мы знали: что-то последует, но не думали, что против нас будет предпринята акция таких масштабов. В истории разведки такого не было.

Сахаровского освободили от должности. Несколько лет он числился старшим консультантом группы консультантов при председателе КГБ.

Тайный канал

Летом 1971 года внешнюю разведку возглавил генерал Федор Константинович Мортин, в прошлом армейский политработник и сотрудник ЦК КПСС. Его подчиненные приняли участие в тайной дипломатии Москвы и Бонна, изменившей ситуацию в Европе.

В послевоенные годы Федеративная Республика Германия, которая вступила в НАТО и ориентировалась на Соединенные Штаты, воспринималась в Советском Союзе враждебно. Но в конце 1969 года канцлером стал социал-демократ Вилли Брандт.

Тайные каналы советской внешней разведки
Федор Мортин.







Он написал письмо главе советского правительства Алексею Николаевичу Косыгину. В дипломатичной форме намекнул, что хотел бы установить контакты с Москвой. Так началась «восточная политика» Вилли Брандта. Советские руководители откликнулись.

Но все переговоры с Западной Германией держались в секрете от ближайших друзей и союзников — Восточной Германии, социалистической ГДР.

Впоследствии генерал-майор Вячеслав Ервандович Кеворков, который служил во Втором главном управлении КГБ, раскрыл тайную сторону «восточной политики». По словам генерала Кеворкова, председатель КГБ Андропов после прихода Вилли Брандта к власти приказал установить с Федеративной Республикой тайный канал связи. С немецкой стороны партнером стал ближайший сотрудник Брандта, статс-секретарь в ведомстве федерального канцлера Эгона Бара.

Почему советские разведчики таились от товарищей из Восточной Германии? Потому что руководители ГДР не хотели, чтобы Советский Союз и Федеративная Республика сближались. Но сохранить переговоры в секрете не удалось.

Разведка ГДР не только выяснила, что Эгон Бар ведет переговоры с советскими представителями, но и точно знала, о чем именно они договариваются. Во время ремонта в доме Бара тайно установили подслушивающие устройства. Это был один из многих успехов создателя внешней разведки ГДР Маркуса Вольфа — самого необычного руководителя разведки, которого только знала история ХХ столетия. За тридцать четыре года на посту начальника службы он знал больше побед, чем поражений. Мало кто из его коллег мог похвастаться такими невероятными успехами.

Тайные каналы советской внешней разведки
Маркус Вольф, начинающий разведчик.







«Я всегда был в курсе переговоров, — самодовольно вспоминал Маркус Вольф. — Мы прослушивали сколь тайные, столь и откровенные, а часто и веселые беседы Эгона Бара с советскими партнерами. Подчас даже раньше канцлера Брандта я узнавал, с каким искусством переговорщики продвигали свое дело по конспиративным каналам. Но прошло некоторое время, и все микрофоны в доме Бара замолчали. Я могу предположить, что наши советские друзья что-то заметили и предупредили Эгона Бара».

Большие планы Андропова

Председатель КГБ Андропов состоял на учете в партийной организации управления нелегальной разведки. Это направление он особо выделял, верил в возможности нелегалов. Он считал, что его подчиненные, работающие под легальным прикрытием, связаны по рукам и ногам. За ними следят контрразведка и полиция. Они даже не могут покинуть посольство незамеченными. Каждую встречу с агентом приходится проводить, как военную операцию, вовлекая в нее чуть не все наличные силы резидентуры. Поэтому Андропов требовал сконцентрировать силы на работе с нелегальной агентурой.

Ему нужен был в Первом главном управлении послушный исполнитель его идей. В январе 1974 года Федор Мортин покинул разведку. Его перевели начальником Управления научно-технического сотрудничества Госкомитета по науке и технике. Потом Андропов нашел ему место в группе консультантов при председателе КГБ.

Мортина сменил его первый заместитель Владимир Александрович Крючков, многолетний помощник Андропова.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ: начальника разведки считали идеальным исполнителем, готовым выполнить любой приказ. А он был уверен, что достоин большей роли.

Начало в номерах газеты за 19, 26 августа, 3, 10, 17, 24 сентября, 1, 7, 15, 22, 29 октября.

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/11/03/taynye-kanaly-sovetskoy-vneshney-razvedki.html

ЧИТАТЬ  Мошенники придумали новую схему обмана туристов в Крыму
Оцените статью
Белогорск News
Добавить комментарий