Тайны советской резидентуры в Берлине: Кобулов и «агенты-двойники»

Общество

Став наркомом внутренних дел, Лаврентий Павлович Берия 2 декабря 1938 года назначил нового начальника разведки — Владимира Георгиевича Деканозова.

Разведка находилась в руинах после большого террора. Ее руководители докладывали Берии: «К началу 1939 года почти все резиденты за кордоном были отозваны и отстранены от работы. Большинство из них затем было арестовано, а остальная часть подлежала проверке. Ни о какой разведывательной работе за кордоном при этом положении не могло быть и речи».

Деканозов не знал иностранных языков, не бывал за границей, что не помешало ему получить спецзвание комиссара госбезопасности 3-го ранга и возглавить разведку.

РАЗГОВОР С ГИТЛЕРОМ

Деканозов родился в Баку, хотел стать врачом, но бросил учебу. Летом 1921 года Деканозова назначили уполномоченным отдела по борьбе с бандитизмом Азебайджанской ЧК. Там он и познакомился с Берией. Вслед за ним перебрался в Тифлис. В декабре 1922 года Деканозов стал начальником секретно-оперативной части Грузинской и Закавказской ЧК. Благодаря Берии он быстро делал карьеру. В конце 1932 года Берия сделал его секретарем ЦК компартии Грузии по транспорту, затем наркомом пищевой промышленности и, наконец, председателем республиканского Госплана.

В разведку мобилизовали двести человек из числа партийных, советских и комсомольских чиновников. Даже самые толковые из них не имели профессиональных навыков, не знали иностранных языков и не бывали за границей.

В разведку набирали новичков. В первую очередь им следовало дать языковое и страноведческое образование, объяснить азы оперативной работы. Слушатели Школы особого назначения утверждались секретариатом ЦК. На первый курс приняли всего десять человек.

Каждому курсанту выдали пальто, костюм, шляпу, ботинки. За год следовало изучить иностранный язык, освоить курс страноведения, спецдисциплины и, конечно, историю ВКП/б/. В одной группе готовили радистов для заграничных резидентур, другую группу учили добывать и самим изготавливать необходимые нелегальному разведчику документы — паспорта, метрические свидетельства, дипломы…

ЧИТАТЬ  Цымбалюк-Романовская рассказала о необратимых изменениях с Джигарханяном

Наибольший интерес вызывали специальные дисциплины, то есть изучение разведывательного искусства, и практические занятия — организация встречи с агентом, закладка тайников, уход от наружного наблюдения. Тем, кто хорошо знал иностранные языки, учиться было легко. Остальным приходилось налегать на язык.

Но разведкой Деканозов руководил недолго — в мае 1939 года его перевели на повышение в наркомат иностранных дел. А 12 ноября 1940 года нарком иностранных дел Вячеслав Молотов на поезде прибыл в Берлин в надежде решить спорные вопросы с Адольфом Гитлером. Его сопровождал Деканозов, который остался в Берлине полпредом.

Немцы полагали, что поскольку советский посол родом из Грузии — он чуть ли не личный друг самого Сталина. Немцы ошибались. Своей карьерой он был обязан не Сталину, а Берии.

19 декабря Деканозов вручил верительные грамоты Гитлеру. Фюрер был крайне любезен с советским дипломатом.

«Во дворе Имперской канцелярии был выстроен почетный караул, встретивший мой приезд барабанным боем, — докладывал Деканозов в Москву. — Он спросил, происхожу ли я из той местности, где родился Сталин, знаком ли я со Сталиным издавна по совместной революционной работе. Я ответил, что мои родители происходят из той же местности Грузии, где родился Сталин, сам я родился в Баку, совместную революционную работу в Грузии со Сталиным не вел, сказав, что мне 42 года, а т. Сталину около 61 года.

Гитлер сказал, что я самый молодой посол в Берлине. В былые времена раньше 65 лет никто не становился послом, теперь все изменилось».

Тайны советской резидентуры в Берлине: Кобулов и "агенты-двойники"
Слева направо: В.М.Молотов, замнаркома иностранных дел В.Г.Деканозов, нарком черной металлургии И.Ф.Тевосян, Риббентроп. Берлин, 12 ноября 1940 г.







УСПЕХИ РЕЗИДЕНТУРЫ

Владимир Деканозов на правах бывшего начальника внешней разведки опекал берлинскую резидентуру.

Несмотря на трудность работы в условиях нацистской Германии, в начале тридцатых были завербованы весьма осведомленные в делах Третьего рейха люди, которые из антифашистских побуждений снабжали Москву важнейшей информацией. Они вошли в историю как «Красная капелла».

Но когда в Москве начался большой террор, разведчиков отзывали домой и уничтожали. В 1938 году в берлинской резидентуре осталось всего три оперативных работника. На следующий год — двое. Один из них не говорил по-немецки.

Москва запретила им встречаться с агентурой, поскольку ее вербовали «разоблаченные враги народа». Один из лучших агентов в нацистской Германии, Арвид Харнак, обладавший уникальными источниками информации, больше года напрасно ждал связного, чтобы передать ему собранные сведения.

Гауптштурмфюрер СС Вилли Леман, сотрудник четвертого управления (политическая полиция и контрразведка) Главного управления имперской безопасности, который под оперативным псевдонимом «Брайтенбах» работал на советскую разведку, два года ничем не мог помочь Советскому Союзу — к нему никто не приходил!

Берлинская резидентура советской внешней разведки начала восстанавливаться только в конце 1939 года. Прежних успехов новое поколение разведчиков, профессионально неопытных, добиться не смогло. Берия назначил руководителем резидентуры в Берлине не имевшего разведывательного опыта Амаяка Захаровича Кобулова — младшего брата Богдана Кобулова, своего ближайшего соратника.

АГЕНТЫ-ДВОЙНИКИ

По словам работавшего тогда в берлинском полпредстве Валентина Михайловича Бережкова, если старший Кобулов был отталкивающе уродливым, низеньким, толстым, то Амаяк был высоким, стройным, красивым, с усиками, обходительным и обаятельным, душой общества и прекрасным тамадой.

Но этим достоинства Амаяка Захаровича исчерпывались. Ни немецкого языка, ни ситуации в Германии резидент Кобулов, начинавший трудовую деятельность кассиром-счетоводом в Боржоми, не знал. Он рос в чекистском ведомстве благодаря старшему брату, а потом и сам понравился Берии.

Немецкая контрразведка успешно подставила Амаяку Кобулову говоривших по-русски агентов-двойников, которые на самом деле работали на Главное управление имперской безопасности. Кобулов легко глотал наживку. В этой большой игре участвовал даже Гитлер. Он сам просматривал документы, предназначенные для резидента Кобулова. Немцы через Кобулова подсовывали Сталину успокоительную информацию: Германия не собирается нападать на Советский Союз.

А в Москве шифровки Кобулова докладывали Сталину. Скажем, 25 мая 1941 года Сталин, Молотов и Берия получили записку, построенную на донесениях «Лицеиста» — латвийского журналиста Орестеса Берлингса. Советские разведчики в Берлине считали его своим агентом, в реальности он служил немецкой контрразведке, кличка «Петер».

Вот что агент «Лицеист» изложил резиденту советской разведки. Вот что немцы хотели внушить Сталину.

Первое. Гитлер нападать не собирается, а сосредоточение вермахта на границе — средство психологического давления:

«Война между Советским Союзом и Германией маловероятна, хотя она была бы очень популярна в Германии… Хотя поражение СССР в случае войны не подлежит никакому сомнению, все же Германии пришлось бы потратить на войну около шести недель, в течение которых снабжение с Востока прекратилось бы, потребовалось бы много времени, чтобы наладить организацию снабжения Германии, а за это время Англия с помощью Америки намного усилилась бы…

Германские военные силы, собранные на границе, должны показать Советскому Союзу решимость действовать, если Германию к этому принудят. Гитлер рассчитывает, что Сталин станет более сговорчивым и прекратит всякие интриги против Германии, а главное, даст побольше товаров, особенно нефти».

Второе. В Берлине уверены, что Красная армия не в состоянии противостоять вермахту:

«Основная беда СССР, с точки зрения военной, заключается в полном отсутствии способных офицеров. Мировая история, пожалуй, не знает другого примера такого негодного руководства военными операциями, какое имело место, например, во время войны Советского Союза с Финляндией. И если все же Советский Союз победил наконец, то в этом нет военной заслуги. Просто — бросали так много стали на каждый квадратный километр, что сломали все, в то время как противнику в конце войны нечем было стрелять.

Тайны советской резидентуры в Берлине: Кобулов и "агенты-двойники"
Амаяк Кобулов.







С Германией такой маневр не применим, там хватит чем ответить. При этом у немцев имеются сейчас такие гениальные генералы, как Браухич, Кейтель, Роммель, Лист и др., которые равняются, если даже не превосходят лучших военных руководителей мировой военной истории.

Советские танки, действовавшие в Финляндии, были невероятно низкого качества, часто ломались в пути. Даже в Прибалтике, где не было войны, все дороги были переполнены сломанными танками во время занятия Красной армией Прибалтики. Советско-финляндская война показала также, что советский летный состав не умеет воевать… Германский план войны с Советским Союзом разработан самым детальным образом. Максимальный срок войны шесть недель».

Впрочем, напрасно некоторые исследователи делают из Амаяка Кобулова козла отпущения. Другие разведчики в те месяцы тоже присылали в Москву донесения, из которых следовало, что Гитлер не собирается воевать, а намерен давить на Сталина, добиваясь принятия своих условий.

Разведка докладывала то, что вождь желал слышать. Сталин до последней минуты был уверен, что Гитлер блефует и просто пытается заставить СССР пойти на территориальные и экономические уступки. А сосредоточение немецких дивизий на советской границе — средство политического давления на Москву.

Сталин полагал, что фюрер так же холоден и расчетлив, как и он сам, и не станет рисковать, поставив на кон все достигнутое во имя нереальной цели — покорения Советского Союза. Но Гитлер был не только преступником, но еще и фантазером и безумцем! Верил, что его воля способна преодолеть любые препятствия.

УВЛЕЧЕНИЕ СЛАБЫМ ПОЛОМ

После начала войны сотрудники полпредства вернулись на родину через Турцию, Деканозов приступил к своим обязанностям в наркомате иностранных дел.

Недавний нарком Максим Максимович Литвинов рассказывал, что наркоматом руководят три человека — Молотов, его заместители Вышинский и Деканозов, «и ни один из них не понимает ни Америки, ни Англии». Его возмущал ограниченный кругозор этой троицы: Деканозов «сидел бок о бок с Риббентропом в течение года — и это все, что он знает о зарубежных странах».

Его карьере повредило увлечение слабым полом. Рассказывают, будто одна из тех, на кого он положил глаз, устроила скандал. Деканозова перевели в Главное управление советского имущества за границей. Главное управление занималось ко всему прочему вывозом трофейного имущества, в том числе для высшего начальства, которое вагонами везло из поверженной Германии картины, антиквариат и мебель.

После смерти Сталина Берия мобилизовал всех своих людей и назначил Деканозова министром госбезопасности Грузии. Ненадолго. В декабре 1953 года его расстреляли вместе с другими ближайшими соратниками Лаврентия Павловича.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ: телесериал «Семнадцать мгновений весны» снят настолько умело, что многие зрители поверили в реальность Штирлица. А кто на самом деле в годы войны снабжал советскую разведку информацией?

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/09/30/tayny-sovetskoy-rezidentury-v-berline-kobulov-i-agentydvoyniki.html

Оцените статью
Белогорск News
Добавить комментарий