Родные погибших при крушении «Суперджета» отказались от претензий к пилоту

Общество

В своих исках к перевозчику и производителям комплектующих для самолета они требуют по 50 тысяч евро

Родственники погибших в катастрофе SSJ100 в московском аэропорту Шереметьево в мае 2019 года требуют по 50 тысяч евро на каждого пострадавшего. Такие суммы фигурируют в иске, поданном в суд Парижа к компаниям-производителям комплектующих для «Суперджета» и российскому авиаперевозчику. При этом предъявлять иски к обвиняемому по уголовному делу о крушении лайнера – летчику Денису Евдокимову – потерпевшие не намерены.

Защита обвиняемого по делу о крушении самолета Sukhoi Superjet 100 летчика Дениса Евдокимова, надеется, что иск родственников погибших послужит еще одним доказательством невиновности пилота.

Рассмотрение уголовного дела в Химкинском городском суде наконец-то сдвинулось с мертвой точки. 18 декабря состоялось судебное заседание, на котором сторона обвинения начала представлять свои доказательства. Как рассказала «МК» Наталья Митусова, адвокат командира лайнера, разбившегося 5 мая прошлого года, пока прокурор исследует письменные материалы дела. По сути, тома зачитываются заново. Ранее дело было поставлено на длительную паузу из-за болезни судьи. После замены председательствующего слушания начались в новом составе суда с самого начала.

В планах защиты исключить из числа доказательств по делу документы, связанные со следственным экспериментом. Он заключался в том, что на тренажере была воспроизведена картина крушения лайнера. Однако, как пояснила защитник, эксперимент проводился не на том тренажере, на котором проходил подготовку Денис Евдокимов.

— Следствие взяло тренажер на аэродроме Жуковский, на базе концерна «Сухой», и провело эксперимент с участием некоего летчика-испытателя. Мы же провели свой независимый эксперимент на том самом тренажере, на котором занимался Денис Евдокимов, — рассказала Наталья Митусова.

Более того, сам по себе тренажер, на котором пилоты «суперджетов» отрабатывают нештатные ситуации, оказался, мягко говоря, на «троечку». Программа не в состоянии полностью воспроизвести режим реального полета. Например, удар ветра моделировать тренажер умеет, а вот удар молнии или отказ всех систем – нет. Но главное, что оказалось за рамками возможностей тренажера, – воспроизведение так называемого «козления», то есть ударов шасси о взлетно-посадочную полосу.

ЧИТАТЬ  Улицкая в письме Алексиевич назвала события в Белоруссии "хорошей моделью" скорого будущего России

— На тренажере воспроизвести «козление» невозможно, — пояснила Наталья Митусова. — После первого же удара о взлетно-посадочную полосу программа говорит: «Вы разбились». То есть отработать двойной отскок от поверхности, как это было с «Суперджетом», невозможно.

Ранее в СМИ появилась информация о заявлении авиаперевозчика, что поведение тренажера для пилотов SSJ100 в режиме direct mode (ручной режим) кардинально отличается от пилотирования самолетом в реальном небе. Об этом представители авиакомпании говорили на совещании в Ространснадзоре. Именно поэтому пилоты рейса SU1492 Москва – Мурманск не смогли спрогнозировать развитие аварийной ситуации.

Родственники погибших пассажиров в иске к семи иностранным компаниям-производителям запчастей для самолета ссылаются на конструктивные проблемы лайнера. Главные претензии предъявлены к опорам шасси и системе молниезащиты. Истцы требуют по 50 тысяч евро на каждого.

К самому Денису Евдокимову гражданских исков предъявлено не будет, подчеркнула его адвокат.

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/12/18/rodnye-pogibshikh-pri-krushenii-superdzheta-otkazalis-ot-pretenziy-k-pilotu.html

Оцените статью
Белогорск News
Добавить комментарий