Перечислены 7 признаков опасных для детей компьютерных игр

Общество

В ноябре трое подростков из Канска (город под Красноярском) угодили в СИЗО за планирование взрыва здания местного управления ФСБ в компьютерной игре «Майнкрафт». Ребятам от 14 до 16 лет, а грозит им от 20 и больше по статье 205.3 УК РФ. Звучит обвинение жутко: «Прохождение обучения для участия в террористической деятельности». Как такое вообще могло произойти, в голове не укладывается.  

Потенциальные риски игрушек и игр, в том числе настольных и компьютерных, внезапно признал Минздрав. В ведомстве родился законопроект, в котором все эти риски – в первую очередь для детской психики и нормального психологического развития — расписаны по пунктам. Всего их семь.

Чиновники подчеркивают, что при составлении документа советовались с главным внештатным психиатром Минздрава, специалистами института им. Бехтерева и врачами других профильных клиник.

Вот главные опасности для неокрепшей детской психики по версии Минздрава.

Игры со сценами физического насилия, картинками порнографического характера, а также сценарии, в которых игрок должен обидеть человека либо ударить кота или собаку.

Игры, в которых персонажи курят или употребляют спиртное;

Игры с любыми проявлениями агрессии или ситуации, когда игрок станет жертвой или виновником несчастного случая;

Игры со сценами противоправного поведения;

Игры с налетом азарта;

Игры, оскорбляющие чувства верующих;

Игры, демонстрирующие смерть в унижающей человеческое достоинство форме. Решать, какая игрушка опасна, а от какой ребенку одна польза и радость, будут эксперты государственных бюро. По сути, планируется создать новый вид экспертизы, что-то среднее между товароведческой и психолого-психиатрической. Отправить конкретного плюшевого зверя, машинку на радиоуправлении или диск с компьютерной игрой на проверку сможет кто угодно: от ревизоров компетентных органов и самих производителей до ритейлеров и обычных родителей.

Кукольный бодипозитив

Правда, пока документ Минздрава в статусе проекта. Ни психологической, ни психиатрической экспертизы в обязательном порядке сейчас игрушки и игры не проходят. Мы решили сами выступить в роли дотошных родителей и отправились по детским магазинам в поисках сомнительных игрушек. С поправкой на пандемию – больше внимания уделяли онлайн-площадкам. Прошерстили сайты всех крупных агрегаторов, заглянули в пару популярных столичных сетевых магазинов.

Больше всего негатива мы ожидали увидеть на полках с куклами. Но ожидания наткнуться на ряд «моделей человека» с ногами от ушей, непропорционально длинной шеей и талией жертвы анорексии не оправдались. Конечно, традиционная кукла-мечта всех девчонок поколения 90-х, ради подражания которой юные модницы бросались худеть до стадии прилипшего к спине живота, в продаже есть. Но большинство ее вариаций солидно прибавили в весе. Причем даже не до нормальных здоровых размеров, а до конкретного «плюс-сайз». Рядом с бодипозитивными красотками вальяжно разместилась кукла из той же серии, но в стадии глубокой беременности.

Возле полки с наборами будущего медика мы притормозили. Несколько наборов предлагают заглянуть в прямом смысле во внутренний мир котенка, щенка и даже человека. За последнего мы не особо беспокоимся, а вот возможность в игровой форме вытащить из кота внутренности наводит на тревожные воспоминания о хабаровских живодерках.

В отсеке с игрушками для мальчиков куда интереснее. Некоторые экземпляры заставили задуматься: а все ли в порядке с головой у разработчиков? Первое, что бросилось в глаза, – монстры. Каких только уродцев не предлагает игрушечный рынок. Вот лишь некоторые варианты: монстр-растение с оружием, монстр тянущийся, монстр с пищалкой и веревкой (пометка «3+»), монстр на радиоуправлении, скользкие монстры…  

ЧИТАТЬ  Частным детективам расширят полномочия: понадобится обаяние

Последняя надежда на настольные игры и наборы для будущих ученых. Находка не заставила себя ждать. Игра, промаркированная «10+», предлагает поиграть с котятами. Хорошее начало, только вот зверушки в самый неожиданный момент взрываются. Задача игрока – сделать так, чтобы карточка с взрывоопасным животным попала соседу. Тот, конечно, «взорвется», зато более удачливому игроку перепадет бонусный балл.

Научные наборы предлагают собрать, а потом взломать сейф с кодовым замком и создать разноцветное пламя. В игре для юных химиков от трех лет медный купорос, спиртовой раствор, хлорид стронция и борная кислота. Между тем, ребятам из Канска, которые сейчас дожидаются суда в СИЗО, помимо двусмысленной переписки и взрывного сценария в компьютерной игре, следователи вменяют также увлечение химическими опытами с созданием и подрывом самодельных петард на пустырях. Так что если такой набор и класть под елку, потом придется следить, чтоб химичил отпрыск только дома и под строгим надзором взрослых.

Старый, добрый, плюшевый

Свои находки – натуралистично беременных кукол, жутковатых монстров, книжки с психоделическими картинками, мы показали психологам. Ни одна игрушка или настольная игра экспертов не встревожила.

— Нет никаких данных, что игрушка сама по себе может нанести ребенку вред, — пояснила эксперт центра экспертизы игрушек и игр МГППУ Ирина Рябкова, — Родители, не являющиеся психологами, часто эмоцию воспринимают как травму. Ребенок испугался игрушечного волка – родители думают, что игрушка вредна. Но вред — это очень сильное слово. Вред наносит болезнь, травма или некое расстройство. В этой ситуации игрушка выступает лишь как лакмусовая бумажка. Если ребенок испугался игрушку, значит, она пробудила в нем какие-то другие страхи. Чаще всего они связаны с социумом родителями или ближайшим окружением ребенка.

Скупать развивающие игры в надежде на то, что из ребенка получится новый Стивен Хокинг, бессмысленно, уверяют психологи. Игрушка – это просто предмет, с помощью которого ребенок играет и познает мир. Развивают его окружающие люди, а не куклы или кубики.

Главный критерий при выборе игрушечного подарка, по мнению психологов – возраст ребенка. Правда, здесь не все так просто. Та маркировка, которую мы видим на упаковке, говорит вовсе не о том, что игрушка малышу подходит по возрасту. Цифры в кружке – это требование гигиенической сертификации. Они говорят о материалах, из которых сделана игрушка. Поэтому на погремушке запросто можно увидеть «3+». Просто изготовлена она из пластика, который не следует тащить в рот. Обязательной психологической экспертизы игрушек сейчас нет, поэтому нет и соответствующей маркировки. Полагаться эксперты советуют только на собственный здравый смысл.

— Игра ребенка имеет возрастные особенности, и самая качественная кукла или машинка могут принести разочарование, а в отдельных случаях и вред безопасности и развитию ребенка, — говорит глава Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цыцулина.

Последнее дело при выборе игрушки для ребенка предаваться собственным воспоминаниям из серии «я хотела такую же куклу, да вот только мне не купили».

ЧИТАТЬ  Панин показал фото с "лучшей девушкой в СССР"

— Надо четко понимать, что кукла с ногами от ушей нравится не ребенку. Игра в модельный бизнес нравится маме, потому что она в свое время не доиграла в детстве. Или папе, потому что кукла показалась ему красоткой.

Ребенку же нужна просто кукла. Если ребенок маленький, пусть это будет пупс. К нему коляска или кроватка. Огромный игровой домик – это опять же желания мамы. Если ребенок постарше, дошкольного возраста, купите ему куклу, которая тоже выглядит как дошкольник. У него появится кукла-подружка, которая выглядит как его отражение, — советует психолог Ирина Рябкова.

Еще одно важное правило – игрушка обязана быть максимально вариативной. Она не должна загонять ребенка в рамки какого-то одного сценария. Например, если есть выбор между улыбающейся и смеющейся куклой, лучше выбрать первую. Она менее экспрессивна и дает больше простора для фантазии. Кто знает, что там скрывается за «улыбкой Моны Лизы»? Пусть малыш сам додумает.

От покупки суперкаров или роботов на батарейках психологи тоже советуют отказаться в пользу обычных машинок и фигурок.

— Доказано, что интерактивные игрушки занимают ребенка максимум на 15 минут. За это время юный игрок успевает понять, как работает механизм. Дальше есть только два варианта. Либо он вообще бросает игрушку, либо выключает интерактивную функцию и начинает играть с ней совершенно по-другому, как с обычной машинкой. И больше уже не включает. А раз так, то зачем переплачивать? — недоумевает Ирина Рябкова.

Кроме того, интерактивные модные игрушки могут вызвать недетский психологический дискомфорт у их маленьких хозяев. Такая игрушка на ощупь твердая, неприятная, в кровать с собой ее уже не положишь. Так что однозначно выбор в пользу старых добрых плюшевых мишек, машинок без наворотов и кукол, максимально похожих на детей, а не чьих-то родительниц с Рублевки после серии пластических операций (не всегда удачных).

Доиграться до СИЗО

Совсем другое отношение у психологов к компьютерным играм. Любопытно, но они их и играми-то не считают. Относят больше к мультикам и фильмам. Только с эффектом погружения. Именно к этому эффекту у специалистов больше всего вопросов.

— Есть огромная разница между игрушкой и компьютерной игрой, — объясняет Ирина Рябкова. — Это два разных мира. Игры ближе к мультфильмам. Между обычными игрушками и компьютерными играми нет точек соприкосновения. Для них должны быть совершенно разные стратегии оценки.

Кстати, никакой экспертизы компьютерные игры перед релизом тоже не проходят. Единственное, на что здесь можно ориентироваться, – маркировка. В отличие от обычных игрушек, где возрастное ограничение в кружочке означают риски наличия вредных для организма веществ и токсинов, маркировка на коробке с компьютерной игрой работает так же, как с книгами и журналами. То есть если на игре есть значок «18+», можете быть уверены: там и перестрелки, и кровавые убийства, и прочие «забавы». Но, как показал печальный опыт ребят из Канска, даже безобидная и невероятно популярная среди школьников младших и средних классов стратегия может довести до камеры СИЗО. По мнению экспертов, проблема в излишней свободе творчества разработчиков. 

ЧИТАТЬ  Казаки рассказали о противодействии ЛГБТ-активистам в Екатеринбурге

Психологи считают, что каждый сценарий будущей компьютерной игры должен изучаться комплексно психологами и психиатрами, причем нередко даже судебными. Не исключено, что игровую вселенную придется урезать еще на стадии разработки. Например, нельзя будет построенное игроком здание назвать Белым домом или атомной станцией. Как говорится, от греха подальше. А то взбредет в головы юным игроманам взорвать виртуальную резиденцию главы государства или стратегически важный оборонный объект, а потом компетентным органам разбирайся – шутили они или нет.

Но пока такой экспертизы нет. Поэтому решать, реально ли планировали игроки из Канска некие теракты или нет, будут совсем другие эксперты.

— Мы ждем проведения судебно-лингвистической экспертизы, которая будет анализировать переписку ребят и решать, было ли у них намерение пройти обучение ради участия в какой-то террористической деятельности, — говорит адвокат одного из обвиняемых, 14-летнего Никиты, Антон Колосов. — Следователи ФСБ и судебные эксперты-лингвисты, а затем и суд будут разбираться, действительно ли 14-летние подростки — террористы, или просто заигрались.

С компьютерными играми есть и еще один неприятный момент: мозговеды пока вообще не понимают, как они работают в плане влияния на мозг игрока.

— Компьютерные игры пока плохо изучены, — говорит Ирина Рябкова, — По ним очень много противоречивых результатов. Например, одна и та же игра у одного игрока положительно влияет на развитие внимания, а у другого человека того же возраста и социального статуса эта же игра внимание ухудшает. Обычные игрушки мы изучали весь 20 век и продолжаем изучать в 21-м. А с компьютерными играми мы пока на самом старте.

Психологи делают удивительные выводы. Если на одного игрока компьютерная стрелялка влияет как курс занятий в тире – повышается скорость реакции и меткость стрельбы, глаз становится наметанным, а рука твердой, — то другой может замкнуться в себе или не на шутку перепугаться.

Однако эти риски меркнут по сравнению с еще одним – риском получить приступ. На фоне участившихся случаев многие производители вставляют перед началом игры текст с предупреждением об эпилепсии.

— Приступ может произойти из-за резких вспышек, — объясняет врач-невролог Василий Генералов. — Состояние может варьироваться от головной боли до отключения сознания. Такой же эффект могут вызвать 3D-фильмы и музыкальные клипы с мигающей картинкой. Во время Олимпиады в Лондоне дизайнерам пришлось изменить логотип игр. Изначально он состоял из мелких кусочков. При просмотре люди падали в обморок.

Как объясняют медики, компьютерные игры с быстрой сменой яркой картинки повышают риски для людей с фотосенситивной эпилепсией. Безопасной считается частота не более 3 ГЦ. Все, что больше, может вызвать приступ.

Для родителей у врачей совет один: следить за состоянием здоровья ребенка, когда он играет за компьютером или на ТВ-приставке. Головная боль, чувство дискомфорта, тошнота – все это тревожные звоночки, при появлении которых игру надо немедленно прекращать. В противном случае можно доиграться до предобморочного состояния или полноценного припадка с судорогами.

Источник: https://www.mk.ru/social/2021/01/06/perechisleny-7-priznakov-opasnykh-dlya-detey-kompyuternykh-igr.html

Оцените статью
Белогорск News
Добавить комментарий