Наследник Примакова стал первым резидентом во главе СВР

Общество

Министр иностранных дел Сергей Викторович Лавров что-то сказал Примакову. Евгений Максимович опять взял микрофон: «Сергей Викторович меня поправил. Получается, что Министерство иностранных дел — это сплошь Служба внешней разведки. Это, конечно, не так».

В зале понимающе заулыбались. Конечно же, генералу Лебедеву было легче, чем его предшественникам: ситуация стабилизировалась, разведке стало проще жить и работать.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ В ЯСЕНЕВЕ

Нравы в Ясеневе, разведывательном городке, расположившемся на столичной окраине, вполне демократичные. Офицеры называют друг друга по имени-отчеству, стараются быть любезными.

Попасть на прием к директору Службы внешней разведки трудно. Многие разведчики, прослужив всю жизнь и дослужившись, скажем, до полковника, ни разу не были в кабинете своего высшего руководителя. Но при желании каждый сотрудник разведки может увидеть директора в столовой.

В Ясеневе столовая огромная, светлая, с красивыми шторами. Обедают и начальство, и подчиненные вместе. В столовой два зала: для начальства и для всех остальных. Разница в том, что начальству еду приносит официантка. На разных этажах есть буфеты, где тоже можно перекусить. Да и на рабочем месте чай пить не возбраняется.

Обеденный перерыв с двенадцати до трех, но военной дисциплины нет — обедай, когда хочешь. Кто-то сначала идет в бассейн, плавает, потом обедает. Разговоры о работе в столовой или в коридоре исключены. Беседуют о футболе и погоде.

В непростые для страны годы материальное положение разведчиков не пострадало — усилиями многолетнего заместителя директора СВР генерал-полковника Ивана Ивановича Гореловского. Он помог службе пережить самый трудный этап, когда коммерческие структуры выхватывали лучших людей. Сотрудник разведки имеет нужное образование — юрист или экономист. Владеет двумя-тремя языками, плюс опыт работы за границей, знает, как иметь дело с иностранными партнерами, как себя с ними вести, когда говорить, а когда помалкивать. Лишнего не болтает, надежный.

ЧИТАТЬ  Беглов поздравил воспитателей Петербурга с профессиональным праздником

И все-таки с помощью социальной сферы удалось многих удержать. Есть хорошая поликлиника. Квартиру дадут. Летом и на зимние каникулы можно ребенка отправить отдыхать. Себе путевку взять: хочешь — поближе к Москве, хочешь — отдохни на берегу Черного моря. Приобрели санаторий в Сочи.

КОМАНДИРОВКА В ВАШИНГТОН

Сергей Лебедев окончил Киевскую школу КГБ, где готовили офицеров-контрразведчиков. Кадровый аппарат сразу обратил на него внимание, и через два года его перевели в разведку. Он окончил Краснознаменный институт КГБ СССР, а в 1978 году еще и Дипломатическую академию Министерства иностранных дел.

Двадцать лет работал в германоязычных странах: в не существующей более ГДР, ФРГ, Западном Берлине, который до объединения Германии был самостоятельной политической единицей.

После ареста советского агента Олдрича Эймса в 1998 году из США выслали официального представителя Службы внешней разведки генерала Александра Иосифовича Лысенко. Его сменил генерал Лебедев.

Он часто встречался с директорами ЦРУ и ФБР. В то время между спецслужбами России и Америки был организован обмен информацией о террористах и других общих врагах. Сергей Николаевич работал в Вашингтоне до избрания Владимира Владимировича Путина президентом.

20 мая 2000 года генерал Лебедев президентским указом был назначен директором СВР. Он первый резидент в Америке, который добрался до самого верха. Три его предшественника были востоковедами.

Наследник Примакова стал первым резидентом во главе СВР
Лебедев Сергей Николаевич.







СЕКРЕТНЫЕ КАНАЛЫ

Казалось, что и разведчики смогут сотрудничать.

Еще в 1975 году, когда президентом Соединенных Штатов был Джеральд Форд, государственный секретарь Генри Киссинджер и советский посол в Вашингтоне Анатолий Федорович Добрынин договорились, что в случае шпионских скандалов обе страны будут избегать публичности. Иначе говоря, если разведчик, работающий под дипломатической крышей, попался, то его попросят уехать, сделают официальное представление властям, но не станут сообщать об этом прессе и устраивать шумиху.

Договоренность постоянно нарушалась, но секретные каналы общения между разведками существовали. Представители двух разведок встречались в тех случаях, когда одной из сторон казалось, что другая вышла из обычных рамок.

Директор ЦРУ Уильям Колби в 1976 году поручил своим сотрудникам встретиться с офицерами КГБ, чтобы выяснить, не причастны ли советские оперативники к убийству резидента ЦРУ в Афинах Ричарда Уэлша. Встреча состоялась в Вене. Сотрудники американской разведки с угрозой сказали, что они «этого не потерпят». Офицеры КГБ были возмущены таким предположением: всем известно, что американского резидента убили боевики из кипрской террористической группы.

После того как в 1984 году резидент ЦРУ в Бейруте Уильям Бакли был похищен, директор ЦРУ Уильям Кэйси распорядился встретиться с представителями КГБ, чтобы выяснить, не имеют ли они отношения к этой операции. После новой встречи в Вене американцы убедились, что «русские к этому непричастны».

В свою очередь, сотрудники КГБ предъявляли претензии руководителям ЦРУ. Они считали, что это не советские разведчики бегут на Запад, а американцы их выкрадывают, используя наркотики.

В декабре 1987 года, во время встречи Михаила Сергеевича Горбачева и президента США Рональда Рейгана в Вашингтоне, директор ЦРУ Роберт Гейтс обедал с председателем КГБ Владимиром Александровичем Крючковым. С 1989 года установились более формальные отношения между двумя спецслужбами. Протянули секретную телефонную линию между Ясенево и штаб-квартирой ЦРУ в штате Вирджиния.

В 1990 году во время подготовки военной операции против Ирака, который оккупировал соседний Кувейт, советские и американские разведчики обменивались информацией. Тогда впервые начались разговоры о возможности сократить оперативную деятельность друг против друга.

Накануне объединения Германии офицеры КГБ на встрече с американцами в Восточном Берлине попросили американцев больше не сманивать советских разведчиков на Запад. Считается, что в тот момент ЦРУ сократило прием перебежчиков из Советского Союза.

В октябре 1992 года Борис Николаевич Ельцин принял директора ЦРУ Роберта Гейтса. Рядом с Ельциным сидели глава Службы внешней разведки Примаков и министр безопасности Виктор Павлович Баранников, которому в тот год присвоили полководческое звание генерала армии. Ельцин говорил тогда, что между российскими и американскими спецслужбами возможны обмен информацией, взаимодействие в борьбе с преступностью и наркобизнесом, распространением ядерного и иного оружия массового уничтожения.

Обсуждался даже вопрос о сокращении на взаимной основе работников разведывательных служб за рубежом. Федеральное бюро расследований США, которое ведет контрразведывательную работу, даже перевело часть своих работников, занимавшихся российскими разведчиками, на другие направления.

После террористических актов в США 11 сентября 2001 года президент Путин и президент Джордж Буш-младший говорили о широком обмене информацией между специальными службами. Лебедеву пригодились его прежние контакты с американцами. А потом все развернулось в обратную сторону. Соединенные Штаты перестали восприниматься как партнер. И война разведок вспыхнула с новой силой.

НАСКОЛЬКО НАДЕЖНЫ ОЦЕНКИ

На встрече глав государств — участников Союза независимых государств в Душанбе в октябре 2007 года генерала армии Сергея Лебедева утвердили секретарем исполкома СНГ. Назначение было неожиданным. Разведку возглавил Михаил Ефимович Фрадков, который перестал быть главой правительства.

Наверное, он сам мог выбрать себе новое место работы, и должность начальника разведки показалась наиболее удачной. Во-первых, директор Службы внешней разведки подчиняется напрямую президенту. Во-вторых, это особая должность, внушающая уважение. В-третьих, возможно, Михаил Ефимович всю жизнь мечтал стать разведчиком.

Разведка работает круглосуточно, эта работа не терпит перерывов. В Ясенево нескончаемым потоком поступает информация со всего мира. Офицеры-аналитики смотрят иностранное телевидение, читают газеты, роются в Интернете, стараясь разобраться в происходящем, и постоянно обновляют свои оценки ситуации в том или ином регионе.

Директор разведки может попросить своих подчиненных составить справку практически на любую тему и получить ее немедленно. Эффективность этой гигантской машины производит впечатление.

Влияют ли настроения аппарата разведки на ту информацию и оценки, которые служба дает президенту? Разведчики, с которыми я разговаривал, убеждали меня в том, что достоверность информации гарантируется многоступенчатой системой ее проверки. Любое сообщение резидентуры будет проверено, сопоставлено с информацией из других источников. Разведка не может позволить себе опозориться, представив президенту ложные данные. Такая история способна сломать не одну генеральскую карьеру.

Но никто и не говорит о сознательном искажении фактов! Речь идет об их подборе, оценке и интерпретации. Даже в мирное время разведчики все равно ощущают себя так, словно находятся на поле боя. Это все-таки военизированная среда, хотя сотрудники разведки надевают офицерскую форму раз в несколько лет — для того, чтобы сфотографироваться на удостоверение.

НЕ РАССУЖДАТЬ?

Всю историю разведчики пребывают в уверенности, что они заранее обо всем предупреждают политиков, но политики неспособны воспользоваться тем драгоценным кладом, каким является разведывательная информация.

А многие профессиональные политики достаточно пренебрежительно относятся к этим секретным сводкам, считая, что в принятии важнейших политических решений разведка помочь не в состоянии.

Люди, далекие от вершин власти, с мистическим уважением относятся к документам, помеченным грифом «совершенно секретно». Считают, что в шифровках разведки таится высшая мудрость. Уверены, что если бы получили доступ к разведывательным сводкам, то им открылись бы все тайны мира. Знающие люди куда более скептичны. Любимая военными команда «не рассуждать!» в разведке не поощрялась, но часто Центр получал только такие донесения, которые там хотели видеть.

Михаил Фрадков почти десять лет руководил разведкой. 4 января 2017 года он возглавил Российский институт стратегических исследований, учрежденный в 1992 году на базе Научно-исследовательского института разведывательных проблем Первого главного управления КГБ.

* * *

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ: начальник внешней разведки в отличие от своих коллег, силовых министров, обыкновенно держится в тени. Но эта должность становится все более значимой.

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/12/22/naslednik-primakova-stal-pervym-rezidentom-vo-glave-svr.html

Оцените статью
Белогорск News
Добавить комментарий