Мемориалы Гагарина в Оренбурге превратились в приют для бомжей

Общество

Я долго не могла собраться с мыслями и написать о Розе Петровне Чубаревой. Может быть, потому, что наша встреча год назад была совсем короткой и немного грустной. Накануне Дня космонавтики я приехала в Оренбург, город, который стал крыльями Юрия Гагарина: здесь он научился летать, здесь познакомился с будущей женой.

Оренбург оставил двоякое впечатление. С одной стороны, город славной истории — Емельян Пугачев мятежничал здесь, Александр Пушкин писал об этом бунте, будущий баснописец Иван Крылов ребенком вместе с матерью жил в Оренбурге, пока его отец капитан Крылов охранял от набегов бунтовщиков Яицкую крепость.

А с другой — разбитые дороги, ветхие дома, разоренные музеи, дохлая черная кошка, которая, как назло, попалась мне под ноги на центральной улице…

А потом было знакомство с Розой Петровной Чубаревой. И ее рассказ.

«Я собрала фотографии всех ровесниц Вали Горячевой, оренбургских девчонок, которые тогда ходили в лётку на танцы. Вот, смотрите, какая красавица — это моя одноклассница Люба Куликова. По секрету вам скажу: Гагарин попытался за ней поухаживать, но она была слишком высокая и нашла парня себе под стать. Не судьба!» — маленькая, худенькая, в свои годы Роза Петровна со спины выглядела совсем девчонкой, но боевой и напористой. Из того поколения советских людей, что смело отстаивали свои идеалы и мечтали о покорении космоса, и девчат, влюблявшихся в бравых курсантов-летчиков.

В Оренбург, тогда еще город Чкалов, Роза впервые попала в 1947 году.

«Я приехала из поселка в Оренбургской области с отцом Петром Ивановичем Завольским, прибывшим в отдел юстиции за назначением на должность. Офис располагался в старинном здании окружного суда по ул. Советской. Было оно архитектурной редкостью», — вспоминала Роза Петровна.

ЧИТАТЬ  Украинский боксер предсказал возвращение «арендованного» Крыма

В тот момент она даже не предполагала, что когда-то в будущем, во время учебы на юридическом факультете, ей придется сдавать экзамены по юриспруденции именно в этом здании, поразившем ее своей красотой. Не знала еще и о том, что жизнь накрепко свяжет ее с Оренбургом, что все ее помыслы будут направлены на процветание этого города и спасение исторических памятников. И что она, увы, надорвется на этом пути.

Мемориалы Гагарина в Оренбурге превратились в приют для бомжей
Юрий и Валентина Гагарины. Фото: музей Космонавтики, Оренбург







По крышам за Гагариным

В Оренбурге я хотела непременно посмотреть квартиру, где состоялась свадьба и первые дни медового месяца Юрия и Валентины, но не смогла — та была отправлена на, похоже, вечный ремонт. «Осторожно!!! Возможен сход снега» — объявление в прозрачном файле было приклеено липкой лентой на двери у входа.

Рядом в поломанной деревянной рамке красовалась другая надпись — «Мемориальная музей-квартира Ю. и В.Гагариных находится на реставрации».

Это уже вторая реставрация здания за последние пять лет. Ни за что бы не подумала, что здесь вообще может быть музей.

Старенький, с поблекшими красками, никак не выделяющийся в череде таких же плохоньких домов на этой улице. Человечество шагнуло в космос. Но в самом Оренбурге с тех пор не изменилось ничего.

«А хотите, мы можем взглянуть хотя бы на их окна с крыши сарая во дворе», — предложила мне Роза Петровна Чубарева, бывший директор комплекса музеев истории Оренбурга, в который входили музей-гауптвахта Т.Шевченко; музей-квартира Ю. и В.Гагариных; дом-квартира М. и Л.Ростроповичей, музей космонавтики, музей «Дом памяти». Роза Петровна 33 года возглавляла их.

С сарая действительно открывался прекрасный обзор на ветхую достопримечательность.

«Именно здесь Валя с Юрием Алексеевичем сыграли свою свадьбу. Стол готовил отец невесты — он был отличным поваром. Да, конечно, жилье так себе, старый, еще купеческий дом, без особенных удобств, разумеется, как только Гагарин слетал в космос, Ивану Тимофеевичу и Анне Леонидовне Горячевым сразу же дали новую квартиру», — рассказывала Роза Чубарева, бесстрашно в своем возрасте (за 80 лет!) карабкаясь по крыше.

Как удивительно перекликаются не только людские судьбы, но и судьбы домов. Со своей суженой Юрий Гагарин познакомился на танцах в здешнем летном училище, в котором делал первые шаги в небе.

Курсант Юра Гагарин не пользовался большой популярностью у девчат на танцах — симпатичный и улыбчивый, он, к сожалению, был невысокого роста. Известный факт: приходилось специально подкладывать под сиденье кабины небольшую подушку, так как без этого Гагарин не мог посадить самолет. То самое «высокое выравнивание профиля посадки», о нем мне рассказывал его однокурсник Анатолий Быков.

«Валя, конечно, подходила Гагарину и по росту, и по душевным качествам, — продолжала о своем Роза Петровна. — Мне кажется, по характеру она была простая и очень добрая, а моя одноклассница Люба, за которой Юрий Алексеевич пытался сперва ухаживать, если честно, была гордячка».

Мемориалы Гагарина в Оренбурге превратились в приют для бомжей
Квартиры тестя и тёщи первого космонавта можно увидеть только с крыши.







Рухнула крыша, оккупировали бомжи

В 2016 году в той части лётки, где находился когда-то танцевальный зал, произошел сильный пожар. Огонь повредил более 1000 квадратных метров площади. Красивейшее убранство, комната с лепниной, где до революции находилась домовая церковь, — ничего не уцелело. На ремонт выделили порядка 60 миллионов рублей, но сделано ничего не было, и за три года внутренние помещения превратились в декорации фантастического фильма — виды ледяных сталактитов, свисающих зимой со стен и потолка, заставили бы содрогнуться любого.

Вдобавок ко всему еще и рухнула крыша…

С тех пор повестка дня была одна: как сохранить летное училище, хотя бы то, что от него еще осталось. Неравнодушные активисты периодически собирались у памятника Чкалова с транспарантами «Спасем лётку». Но дела с места не двигались.

«Я сам оканчивал это училище, и мне горько и больно смотреть, до какого состояния его довели, — рассказывал мне тогда Владимир Фролов, депутат областного парламента. — Это здание внесено в Государственный реестр памятников Министерства культуры РФ. Но никаких мер по его охране не принималось. Во все инстанции писались письма — в прокуратуру, губернатору области, главе города, все бесполезно. Никто не понес ответственность. Только в конце 2017 года здание наконец удалось признать аварийным».

В разные годы Оренбургское высшее военное авиационное краснознаменное училище окончили 150 будущих генералов, 453 Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда, 10 — дважды Герои Советского Союза, 250 летчиков-испытателей новой техники и заслуженных летчиков-штурманов и 4 летчика-космонавта, самый знаменитый из которых, конечно же, Юрий Гагарин.

«Ее фотография обошла мир»

«Я прекрасно помню тот день, 12 апреля 1961 года, — рассказывала Роза Петровна. — Он вошел в нашу жизнь как праздник, как триумф, как когда-то День Победы. Особенно когда мы узнали, что первый космонавт учился в Оренбурге, а его жена Валя Горячева сама оренбурженка».

Ее фотография облетела всю мировую прессу. Улыбчивая красавица под стать своему мужу. «Как он учился, жил, познакомился со своей суженой? Это было интересно абсолютно всем. Тем более что еще были совсем молоды те, кто это помнил, с кем он дружил в годы учебы, с кем летал, кто его знал еще до славы, простым советским парнем, — объясняла Роза Петровна.

«Мы по крупицам воссоздавали их быт, обстановку тех лет, — подчеркивала Роза Петровна. — Об их жизни мы не раз беседовали с теми, кто лично знал обоих, с родной сестрой Валентины Таисией. Она помогла сделать все в мемориальной квартире так, как было при ее родителях».

Простая коммунальная комната, где жила большая и дружная семья Горячевых, Ивана Степановича и Варвары Семеновны. Три сына, три дочери. Старший, Михаил, погиб на фронте. Подлинные вещи, фотографии, предметы мебели, скромные девичьи платья по моде тех лет, в таких подруги будущих летчиков бегали на танцы.

…Проваленные полы лётки, выбитые окна, заколоченные двери и аварийные стены. Вставленные кое-где белые пластиковые окна выглядят вставными имплантатами в исторической постройке 1882 года.

«Неужели тут еще и люди живут?» — не верила я. «Как ни странно, но заброшенный корпус училища бок о бок соседствует с обычным домом», — пояснил сопровождавший меня Сергей Романенко, депутат местного Заксобрания.

При Гагарине, который сам квартировал на третьем этаже, здесь давали жилплощадь семьям летного состава, в наше время квадратные метры разрешили приватизировать детям и внукам летчиков.

Это хорошо, что хотя бы четверть здания жилая и можно через обычный двор подобраться поближе к разрушенной части училища, с разбегу прыгая через лужи и канавы.

Но не только легендарная «гагаринская лётка», которая могла бы стать главной достопримечательностью города, превратилась в заброшенный приют для бродяг. Многие исторические гагаринские места в Оренбурге ныне находятся в подвешенном состоянии.

Все еще под вопросом существование Музея космонавтики и авиации, расположенного на территории Оренбургского кадетского корпуса им. И.И.Неплюева, главное, не перепутать его с еще одним кадетским училищем, президентским, которым гордятся, куда привозят на экскурсии именитых гостей из Москвы.

А на этот Кадетский корпус, где расположен музей космонавтики, на правах старого владельца давно претендует Оренбургская епархия. При царе там была духовная семинария.

Сюда мы тоже заглянули тогда с Розой Петровной Чубаревой. Во дворе возвышался самолет МиГ-15-бис — тот самый, на котором «не получалась» посадка у Гагарина. Он также является памятником культуры федерального значения.

Но Розу Петровну, уже пенсионерку, и меня, журналиста «МК», на территорию пускать не хотели никак.

«Я не могу пропустить прессу без согласования с руководством», — смотрительница спустилась по звонку к проходной кадетского корпуса — теперь вход в музей через их КПП.

«А простому посетителю самому по себе можно пройти без специального разрешения?» — предлагаю я. «Простому можно», — поразмыслив, приняла решение смотрительница.

…Тренировочный скафандр Гагарина, который тот подарил своей альма-матер, его шлемофон, летная куртка, кислородная маска…

И гораздо более, на мой женский взгляд, ценные экспонаты — про любовь. Фотография юной невесты Валечки Горячевой, свидетельство о браке уже Юрия Алексеевича и Валентины Ивановны Гагариных, расписавшихся в Чкаловском городском загсе 27 октября 1957 года. Их снимок с маленькой дочкой Леночкой — ныне генеральным директором историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль».

Интересно, знает ли Елена Юрьевна Гагарина о проблемах с мемориальными музеями ее отца и матери в Оренбурге, где они провели свою юность, невзначай подумала я.

Мемориалы Гагарина в Оренбурге превратились в приют для бомжей
Роза Петровна.







От звезд до разрухи

«Ее просто вышвырнули вон, можно назвать это так, — уверена Татьяна Меркулова, бывший научный сотрудник музея Оренбурга, ныне работает в одной из частных туристических фирм, подруга Чубаревой. — Роза Петровна не могла спокойно наблюдать за тем, что происходит, мешала чиновникам — и стала неугодна».

В тот свой приезд я ничего и не написала про ситуацию в Оренбурге в «МК». В области менялась власть, и меня клятвенно заверили, что отношение к гагаринским достопримечательностям вскоре изменится.

В марте 2019 года была озвучена точная цифра, которая требовалась на реставрацию хотя бы части музейного комплекса: более двух миллиардов рублей.

Этот вопрос прорабатывался с Минстроем РФ и Минкультуры РФ, плачевное состояние здания летного училища обсуждалось с председателем СФ Валентиной Матвиенко. В официальном письме в адрес спикера Совета Федерации Валентину Ивановну попросили содействовать в восстановлении уникального культурного объекта, возможно, даже создать в нем музей космонавтики федерального значения.

Роза Петровна очень надеялась на то, что еще успеет увидеть плоды своих трудов…

«Нашей Розочки больше нет. Она умерла 28 мая, в День Вознесения Господня. Говорят, что ушедшие в этот день сразу попадают в рай. Надеемся на это. Она была светлым человеком. Успевала везде: и по дому, и статьи писать, и книги читать. Она умерла сидя, с книгой на коленях. Просто уснула, опустив голову на грудь», — позвонил супруг Владимир Михайлович Чубарев.

Депутаты областного Законодательного собрания ставят вопрос перед правительством города о присвоении Розе Петровне звания почетного гражданина Оренбурга. В память о ней открыта экспозиция в музее имени Тараса Шевченко.

Но по-прежнему закрыт мемориальный музей-квартира семьи Гагариных, реставрации не видно конца и края. И в таком же разрушенном состоянии продолжает находиться гагаринская лётка.

«Наши люди борются, устраивают одиночные пикеты, но все бесполезно, их будто бы никто не слышит, — вздыхает Татьяна Меркулова. — Обещал посодействовать и писатель Захар Прилепин. От него на днях должна прилететь группа, участвовать в очередной акции 18 декабря в защиту летного училища».

…Одна из стен «убитой» лётки, на которой висит памятный знак, покрашена оптимистичной желтой краской. Словно «потемкинская деревня». Именно подле нее, больше негде, каждый апрель жители города возлагают цветы, делают памятные снимки и гордятся, что наша страна первой покорила космическое пространство.

12 апреля 2021 года, в 60-ю годовщину полета Юрия Гагарина, до которой осталось меньше четырех месяцев, судя по всему, ничего не изменится.

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/12/17/memorialy-garagina-v-orenburge-prevratilis-v-priyut-dlya-bomzhey.html

Оцените статью
Белогорск News
Добавить комментарий