А в вашем деле что самое трудное?

Общество


Вопрос дня: А в вашем деле что самое трудное?

Вопрос дня: А в вашем деле что самое трудное?

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Михаил ШЛЯПНИКОВ, фермер:

— Опасна работа на сенокосе: пыль, грязь и температура в кабине до 80 градусов. Вместе со зноем — мухи и слепни. Я был свидетелем, когда в страду и солнечный удар был у работников, и давление резко падало у людей.

Сергей ЦЕКОВ, сенатор от Крыма:

— Думаю, работа у парламентариев безопасная (не считая высокой ответственности). Во всяком случае я никогда не был охраняемым лицом. И наши сенаторы в отличие от американских, как правило, не ходят постоянно с охраной. А главные наши риски — это нервные перегрузки.

Михаил КОНЕВСКИЙ, врач скорой помощи с 39-летним стажем:

— Самое опасное — отсутствие закона, защищающего медиков. Врача оскорбляют, унижают — и ничего. Недавно один черт угнал скорую. Нередко воруют вещи из наших машин, иногда прямо на подстанциях. В Новочебоксарске на врача напали четверо пьяных идиотов, он отбивался, их не наказали. На меня нападали тоже. А что делать женским бригадам?

Станислав КУТОВЕНКО, глава транспортной компании «Сибирь Экспресс», Новосибирск:

— Самое опасное для водителей — переработка. Ну не хватает профессионального контингента, чтобы работать четко по графику! Пандемия ситуацию усугубила. А сколько водителей умирает от инсульта — с постоянным подъемом в 4 часа ночи?

Юрий СИМАКОВ, профессор-биолог, ихтиолог:

— Самое сложное в морских экспедициях — монотонность работы. А опасности там ежедневные: травму могут нанести и морские окуни, они очень колючие. Опасен изнурительный труд на сортировке: есть вероятность, что могут появиться неизвестные виды, которые окажутся ядовитыми.

Александр РОМАНОВ, бывший командир воздушного судна:

— В профессии пилота опасности связаны в том числе с психологической подготовкой. А самое сложное в российской авиации то, что немногие понимают ее сложности: мол, нажал на педаль, штурвал на себя — и полетел. И у нас нет баланса между отдыхом и работой. За границей сначала выполнение нормы отдыха, а потом — нормы работы. А у нас по две-три ночи с нарушением летают. Экономика выше безопасности, плюс техника устаревшая.

ЧИТАТЬ  Лагутенко: длительное ношение масок не способствует профилактике COVID-19



Источник

Оцените статью
Белогорск News